X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Как взрослые понимают, что именно хотят сказать младенцы?

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото Автор: Priit Mürk/ERR

Когда дети впервые начинают говорить, их словарный запас очень ограничен. В новом исследовании ученые из Массачусетского технологического института и Гарвардского университета выяснили, как взрослым удается понимать младенцев и какие факторы играют в этом процессе решающую роль.

Множество исследований посвящено тому, как дети учатся говорить, однако в новом проекте ученые решили иначе посмотреть на этот вопрос и выяснить, как взрослые интерпретируют слова детей. "Исторически много внимания уделялось ряду особенностей обучающегося и тому, что такого есть у ребенка, что позволяет ему постигать мир. Однако очень мало было сделано для того, чтобы посмотреть, как окружающие понимают его и как это может повлиять на процесс овладения языком", — говорит ведущий автор статьи Стефан Мейлан.

Предыдущие работы показали, что когда взрослые разговаривают друг с другом, они используют свои представления о том, как и о чем скорее всего будут говорить другие люди. Эта стратегия облегчает задачу расшифровки звуков, которые они слышат, особенно в условиях, когда голоса приглушены, на фоне много шума или говорящие имеют разные акценты.

В новом исследовании ученые выяснили, могут ли взрослые применять эту технику и для анализа часто кажущихся бессмысленными высказываний детей, которые только учатся говорить.

"Взрослый человек с большим опытом слушания использует чрезвычайно сложные механизмы понимания языка, и именно это, очевидно, лежит в основе способности понимать, что говорят маленькие дети, — говорит Роджер Леви, профессор кафедры мозга и когнитивных наук в Массачусетском технологическом институте. — На данный момент у нас нет прямых доказательств того, что эти механизмы напрямую облегчают овладение языком маленькими детьми. Но я думаю, что вполне можно предположить, что они делают начальную подготовку более эффективной и сглаживают путь".

Для исследования ученые использовали наборы данных, первоначально созданные в Университете Брауна в начале 2000-х годов. Это сотни часов расшифрованных разговоров между детьми в возрасте от 1 до 3 лет и их опекунами. Данные включают в себя как фонетические транскрипции звуков, издаваемых малышами, так и текст того, что, по мнению транскрибатора, пытался сказать ребенок.

Ученые использовали другие наборы данных о детской речи (которые включали около 18 миллионов произносимых слов), чтобы обучить компьютерные языковые модели прогнозировать, какие слова дети произносят в исходных записях. С помощью нейронных сетей исследователи создали множество различных моделей, которые различались по уровню знания темы разговора, грамматики и детского неправильного произношения. Они также задавали условия, какую часть разговорного контекста разрешалось анализировать, прежде чем делать прогнозы относительно того, что было сказано. Некоторые модели учитывали только одно или два слова, произнесенные перед целевым словом, в то время как другим разрешалось анализировать до 20 предыдущих.

Результаты показали, что модели, основанные только на звуках, которые произносят дети, относительно плохо предсказали, что, по мнению взрослых, говорят младенцы.

В моделях, которые показали себя лучше всего, использовался очень богатый контекст и набор данных о том, какие слова скорее всего может произнести ребенок (например, "мяч", "собака" или "ребенок", а не "ипотека"). Чем больше были фрагменты предыдущих разговоров, которые разрешалось использовать, тем лучше были результаты.

Примерно так же работает и распознавание детской речи взрослыми. Ученые считают, что, слушая детей, они основывают свою интерпретацию того, что скажет ребенок, на предыдущих разговорах. Например, если ранее упоминалась собака, слушатель скорее интерпретировал бы звук как "собака".

Это пример стратегии, которую люди часто используют, слушая других взрослых. Она заключается в том, чтобы основывать свою интерпретацию на ожиданиях, базирующихся на предыдущем опыте. Результаты также показывают, что, слушая детей, взрослые учитывают и искаженное произношение.

Теперь исследователи планируют изучить, как навыки слушания взрослых и их последующая реакция на детей могут помочь облегчить обучение речи. Один из способов, который может в этом помочь — это объединить модель того, как дети изучают язык с той, которая создана для изучения реакции взрослых на детскую речь.

"Теперь у нас есть модель взрослого слушателя, которую мы можем подключить к моделям детей-обучающихся, а затем эти "учащиеся" смогут использовать обратную связь, предоставляемую моделью взрослого, — говорит Мейлан. — Следующий рубеж — попытаться понять, как дети воспринимают обратную связь, и построить модель того, чего они ожидают от взрослых".

Исследование было опубликовано в Nature Human Behaviour.

Редактор: Юлия Тислер

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: