X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Докторская: государства видят в ИИ не полезный инструмент, а модное слово

Искусственный интеллект. Иллюстративное фото
Искусственный интеллект. Иллюстративное фото Автор: nathanmarciniak/Creative Commons/ (CC BY-NC 2.0)

На волне стремительного развития искусственного интеллекта все больше говорится, что нейросети вскоре захватят мир. Автор докторской диссертации, защищенной недавно в Таллиннском техническом университете, считает, что до этого еще далеко, поскольку в реальности технологии пока используются скорее в исключительных случаях и в очень узких областях.

Хотя искусственный интеллект (ИИ) является полезной технологией будущего, получение от него реальной пользы требует стратегического подхода, учитывающего различные аспекты жизни общества. "В Кремниевой долине о прогрессе ИИ и возможностях его применения много говорят, но очень мало думают о том, как воплотить технологию в жизнь, то есть сделать ее применимой для решения реальных проблем в государственном секторе", — говорит автор докторской диссертации Колин Паскаль ван Ноордт.

В своей работе он исследовал, что означает использование ИИ в государственном управлении, каковы движущие и сдерживающие факторы, и как внедрение новых технологий создает общественную ценность.

Умные компьютерные системы

Под ИИ обычно понимают компьютерные системы, которые способны решать проблемы, ранее доступные только человеческому разуму. С ростом объемов данных и вычислительной мощности при помощи технологий можно решать все больше и больше таких проблем, что значительно облегчает жизнь людей.

Ван Ноордт сосредоточился на использовании ИИ в государственном управлении, то есть области, которая включает в себя деятельность учреждений, таких как министерства, органы местного самоуправления и парламенты. По его словам, мы имеем дело с бюрократией, которая по своей природе более медленная и зачастую менее гибкая, чем, например, частные компании. В то же время их роль играет большое значение для общества, поскольку связана с рычагами управления, такими как разработка политики и предоставление услуг, которые, в свою очередь, создают общественную ценность.

"Главная задача государственных институтов — способствовать развитию общества. Конечно, ценность может быть создана и измерена сотней различных способов, но центральной остается взаимосвязь между ожиданиями граждан и действиями управленцев", — говорит ван Ноордт.

В своей работе, выполненной в сотрудничестве с наблюдательным органом Европейской комиссии AI Watch, ван Ноордт исследовал более 800 таких общедоступных решений искусственного интеллекта. Из-за широкого охвата примеры варьировались от ИИ по обнаружению страхового мошенничества в Испании до речевых роботов государственных служб и системы SATIKAS, которая на основе спутниковых данных оценивает покосы на эстонских полях.

При этом, по словам ученого, ни одно из исследованных решений невозможно даже сравнить с тем, что показано в фильме "Бегущий по лезвию". Чаще всего это простые персонализированные инструменты или инструменты для документооборота, такие как распознавание речи и автоматическое заполнение форм. "Их главная ценность заключается в экономии времени чиновников, позволяя им сосредоточиться на более значимых задачах вместо бюрократической волокиты", — поясняет ученый.

В частности, по словам ван Ноордта, ценность, создаваемая ИИ, охватывает три области: выработку политики, государственные услуги и внутреннее управление. "ИИ может использоваться для разработки политики, основанной на данных и учитывающей предпочтения граждан. Например, для перевода языка жестов, то есть для улучшения доступности услуг, а также для того, чтобы сделать внутреннюю жизнь учреждений более комфортной. Для последнего например, Рийгикогу использует распознавание речи", — поясняет исследователь.

Не все идет гладко

Когда людям говорят, что на всех уровнях государственного сектора используется искусственный интеллект, это звучит ярко. Однако его применение и институциональная адаптация совсем не просты. По мнению Колина ван Ноордта, основные барьеры можно разделить на четыре категории: ограниченная осведомленность, нехватка денег, сдерживающая внутренняя культура организаций и неспособность применить технологии в качестве конкретных решений.

Именно последнее ван Ноордт считает центральным узким местом ИИ. "Вам нужны люди, умеющие определить проблему, которую вообще можно решить с помощью ИИ. Это требует осведомленности о состоянии развития технологий, политики и конкретных решений. Когда проблема определена, требуется найти специалистов, которые сумеют перевести эту всеобъемлющую технологию на язык решения очень конкретных общественных проблем. Это два параллельных мира, которые плохо связаны друг с другом", — поясняет исследователь.

По мнению ван Ноордта, именно поэтому государства часто оказываются в ситуации, когда разгневанные предприниматели и разработчики обвиняют госсектор в отсутствии инноваций. При этом также нет понимания, какие именно существуют проблемы, и как их решать.

По мнению ван Ноордта, главным препятствием во внутренней культуре организаций является страх перед ИТ-решениями. В большинстве случаев опасаются потери рабочих мест. "Вообще-то это голословно, по крайней мере я этого не видел. Работа не исчезает, а создается на всех уровнях. ИТ-технологии и бюрократию, которая лежит в их основе, нужно постоянно поддерживать, организовывать и обновлять ", — поясняет исследователь.

В Евросоюзе ван Нордт не считает слишком серьезными опасности, связанные с обработкой больших объемов данных, а также с технологиями слежки, как в Китае или Израиле. "Конечно, нужно осознавать риски. Обычно действует правило: чем лучше мониторинг, тем лучше результаты. В то же время мы знаем, что пресловутая китайская система социального кредита на самом деле не работает, а основную роль играет ее международная репутация. Кроме того, применяемые в Европе ИИ-технологии пока слишком примитивны, чтобы создавать такие моральные риски", — говорит исследователь.

Что можно сделать?

По мнению Колина ван Ноордта, об ИИ следует думать как стратегически, так и комплексно. Мы должны преодолеть технологически-фаталистическое представление о том, что развитие ИИ самостоятельно решит наши проблемы. По его словам, любое решение должно иметь четкое стратегическое измерение, учитывающее политику и государственное управление во всем их разнообразии и сложности.

Такой подход также включает в себя знание юридических и организационных особенностей, то есть контекста, целенаправленной и продуманной деятельности, а также четкого управления, выходящего за рамки создания имиджа.

Например, ван Ноордт хвалит подход Эстонии. "Ваши сильные стороны — это достаточно четко определенная национальная стратегия ИИ,  собственная экосистема электронного государства и долгосрочная перспектива, которая рассматривает ИИ как продолжение "традиции" цифровой страны, существующей уже много лет", — говорит исследователь. Если для многих стран ИИ по-прежнему является ресурсоемким обязательством, связанным с государством только необходимостью регулировать его, то Эстония рассматривает ИИ как стратегическую возможность сделать что-то со своими ограниченными ресурсами в уже существующем направлении.

"Конечно, мы также видим в Эстонии проблемы, знакомые из других частей Европы, такие как приостановка пилотных проектов и нехватка ресурсов, но, учитывая, что ИТ — относительно молодая сфера, где еще нет победителей и проигравших, вы все еще в очень хорошем месте с точки зрения стартового предложения", — резюмирует ван Ноордт.

Колин Паскаль ван Нордт защитил докторскую диссертацию "Public Value Creation with Artificial Intelligence Technologies in Public Administration" ("Создание общественной ценности с помощью технологий искусственного интеллекта в государственном управлении") в Таллиннском техническом университете.

Редактор: Юлия Тислер

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: