X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Наука подтверждает: любовь оставляет след в мозге

Иллюстративная фотография.
Иллюстративная фотография. Автор: pixabay.com

Ученые пришли к выводу, что мозг вырабатывает больше гормона дофамина, вызывающего удовольствие, когда мы тоскуем по партнеру или проводим с ним время. Но когда мы разрываем отношения, их уникальный "химический отпечаток" исчезает. Пока это доказано на примере степных полевок, образующих моногамные пары.

Достаточно сесть в машину и отправиться на ужин со своим возлюбленным, и поток дофамина — того же гормона, который лежит в основе тяги к сахару, никотину и кокаину — вероятно, захлестнет центр вознаграждения вашего мозга. Это добавит мотивации выдержать сидение в пробке. Все ради этой особенной связи. Но если за ужином будет просто знакомый по работе, поток гормона может больше походить на ручеек, говорят исследователи.

"По сути, мы обнаружили биологический признак желания, который помогает нам объяснить, почему мы хотим быть с одними людьми больше, чем с другими", — говорит старший автор Зои Дональдсон, доцент кафедры поведенческой нейробиологии в Калифорнийском университете в Боулдере.

Исследование сосредоточено на степных полевках, которые входят в число редких (от 3% до 5%)  млекопитающих, образующих моногамные пары.

Как и люди, эти пушистые грызуны склонны объединяться на длительный срок, жить в одном доме, вместе воспитывать потомство. Они даже испытывают что-то похожее на горе, когда теряют партнера.

Изучая их, Дональдсон стремится получить новое представление о том, что происходит внутри человеческого мозга, чтобы сделать возможными близкие отношения, и как мы, с точки зрения нейрохимии, переживаем, когда эти связи разрываются.

Новое исследование отвечает на оба вопроса, впервые показывая, что нейромедиатор дофамин играет решающую роль в поддержании любви.

"Весь наш социальный мир в основном определяется разной степенью избирательного желания взаимодействовать с разными людьми, будь то романтический партнер или близкие друзья, — объясняет Дональдсон. — Это исследование показывает, что некоторые из них оставляют в нашем мозгу уникальный химический отпечаток, который заставляет нас поддерживать эти связи".

Любовь освещает мозг

Для исследования Дональдсон и ее коллеги использовали современную технологию нейровизуализации, чтобы в реальном времени измерить, что происходит в мозгу, когда полевки пытаются добраться до своего партнера. В одном из сценариев грызуну для воссоединения пришлось перелезать через забор. В другом случае нужно было нажать на рычаг, чтобы открыть дверь в комнату, где находился партнер.

В это время крошечный датчик отслеживал активность в области мозга, ответственной за мотивацию к поиску приятных вещей. Будь то вода и еда или рекреационные наркотики. Ранее исследования с использованием нейровизуализации показали, что именно эта часть мозга подсвечивается, когда люди держат своего партнера за руку.

Как объясняет первый автор исследования Энн Пирс, каждый раз, когда датчик обнаруживает всплеск дофамина, его оптоволокно "загорается". По ее словам, когда полевки нажимали на рычаг или перелезали через стену, чтобы увидеть своего спутника жизни, сенсоры "вспыхивали, будто это рейв". И вечеринка продолжалась, пока они прижимались и обнюхивали друг друга.

Когда же по другую сторону двери или забора оказывалась случайная полевка, свет тускнел. (В предыдущем исследовании выяснилось, что когда уровень дофамина снижался, грызун также не прилагал особых усилий к воссоединению.)

"Это говорит о том, что дофамин не только действительно важен для мотивации искать партнера. На самом деле через наш центр вознаграждения проходит больше дофамина, когда мы находимся с партнером, чем с незнакомцем", — говорит Пирс.

Надежда для убитых горем

В другом эксперименте пару полевок держали отдельно в течение четырех недель — практически вечность по меркам грызуна — и достаточно долго, чтобы животные в дикой природе могли найти другого партнера.

Когда пара воссоединилась, они вспомнили друг друга, но характерный всплеск дофамина почти исчез. По сути, этот отпечаток желания пропал. Для мозга, бывший партнер был неотличим от любой другой полевки.

"Мы думаем об этом как о своего рода перезагрузке, которая позволяет животному двигаться дальше и потенциально формировать новую связь", — объясняет Дональдсон.

Это может быть хорошей новостью для людей, которые пережили болезненное расставание или даже потеряли супруга. Предполагается, что в мозгу есть встроенный механизм, защищающий нас от бесконечной безответной любви.

Авторы подчеркивают, что необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, насколько хорошо результаты, полученные при изучении полевок, применимы к двуногим собратьям с большим мозгом. Однако ученые полагают, что их работа в конечном итоге может иметь важные последствия для людей, у которых есть проблемы с установлением близких отношений или для тех, кто изо всех сил пытается пережить потерю.

"Мы надеемся, что, поняв, как выглядят здоровые связи внутри мозга, мы сможем начать определять новые методы лечения, которые помогут многим людям с психическими заболеваниями, влияющими на их социальный мир", — говорит Дональдсон.

Исследование опубликовано в журнале Current Biology.

Редактор: Илья Дочар

Источник: Калифорнийский университет в Боулдере

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: