X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Исследование: ученики русскоязычных школ остаются в проигрышном положении

Школа. Иллюстративная фотография.
Школа. Иллюстративная фотография. Автор: Jõhvi Gümnaasium

Недавно проведенный анализ выявил наибольшие проблемы в образовании, которые связаны с возрастом учителей, нечетким распределением ролей и недостатками в управлении.

Как рассказала аналитик компании Praxis Сандра Хаугас в интервью программе "Huvitaja" на Vikerraadio, одной из самых больших проблем в образовании по-прежнему остается нехватка учителей. "Об этом много говорят, но ситуация достаточно серьезная, и положительной динамики не наблюдается", – заметила она. По ее словам, более половины педагогов старше 50 лет. Для сравнения, доля учителей этого возраста в группе промышленно развитых стран ОЭСР составляет 34%. Если тенденция существенно не изменится, и молодых педагогов существенно не прибавится, то к 2035 году половина из них выйдет на пенсию.

Хаугас отметила, что хотя кажется, будто профессия учителя становится все более популярной, так как все больше молодых людей поступают на педагогические специальности, около половины поступивших не становятся учителями. Треть выпускников, идущих в школу, бросают работу в первый же год. "Этому есть ряд причин, но зачастую дискуссия сводится к вопросу оплаты труда, то есть кажется, будто повышение зарплаты решит проблему", – заметила аналитик.

Обсуждается также проблема большой нагрузки. "Однако о том, что у нас достаточно плотная государственная учебная программа, говорит мало. Учителя, работающие по этим программам, испытывают давление, заставляя себя и детей проходить все необходимые темы. Это не позволяет им заниматься тем, чем они хотели, саморазвиваться, использовать инновационные методы", – сказала Хаугас.

Анализ также выявил недостатки в управлении государственным образованием. Прежде всего, по мнению Хаугас, это связано с тем, что не совсем понятно, за что отвечают государство, местные органы власти и частный сектор. "В этом отношении одним из наиболее ярких примеров является начальная школа Метскюла. Государство оказывает реальную поддержку малокомплектным школам. Семьи также очень хотят, чтобы школа сохранилась, но местная администрация сопротивляется. Иными словами, три ключевых участника образовательного процесса не идут рука об руку. В итоге от этой неразберихи страдают дети", – сказала Хаугас.

В ряде международных исследований отмечаются недостатки в качестве преподавания учителей эстонских общеобразовательных школ. Хаугас отметила, что по сравнению с другими странами ОЭСР наши учителя используют менее разнообразные инструменты оценивания. Обычно учащиеся получают числовую оценку, а устная обратная связь очень часто не дается. В результате в Эстонии практически отсутствует индивидуальный подход.

Еще одним "узким местом", по мнению Хаугас, является то, что эстонские преподаватели используют меньше методов обучения, развивающих аналитическое мышление и интеллектуальные способности. "Как итог – современные подходы к обучению не очень хорошо внедряются в эстонских школах", – сказала она. Другая проблема заключается в том, что дети и молодежь много учатся, но плохо запоминают полученный материал. Поэтому в долгосрочной перспективе знания так и не приобретаются.

Иноязычные дети находятся в худшем положении

В ходе анализа было также рассмотрено, насколько успешно Эстония справляется с обучением детей, родной язык которых не эстонский. Оказалось, что не очень. По мнению Хаугас, этому есть много подтверждений. С одной стороны, ученики русскоязычных школ плохо усваивают эстонский. "Это была одна из целей, на которой акцентировало внимание государство. Это обеспечило бы равные возможности для молодых людей на рынке труда, а также в плане получения дальнейшего образования", – сказала Хаугас.

Еще одним показателем является то, что результаты обучения в школах с русским языком обучения значительно ниже, чем в эстоноязычных учебных заведениях. "Если посмотреть на исследования PISA, то разрыв по разным предметам составляет около одного года, что довольно много. К сожалению, положительной динамики не наблюдается", – сказала она. По мнению Хаугас, при таком исходном положении переход к образованию на эстонском языке не может пройти гладко.

Важной проблемой является также образовательное неравенство – ситуация, когда дети или семьи имеют разные образовательные возможности. 

Общество разрозненно

По словам Трийн Лаури, доцента кафедры государственной политики Таллиннского университета, неравенство в образовании может привести к социальному расколу. "Разным социальным группам не о чем говорить друг с другом, поэтому некоторые люди будут чувствовать себя исключенными из общества. Это, в свою очередь, приведет к тому, что мы не сможем договориться по тем или иным вопросам. Огромный потенциал системы образования заключается в том, что она действительно может скреплять общество", – пояснила она.

Хотя международные исследования показывают, что в Эстонии нет большого неравенства в образовании, Лаури считает, что стоит глубже изучить данные. Различия проявляются в основном между школами, а не внутри школ. По словам Лаури, в Эстонии доминирует система школьного образования, привязанная к месту жительства. Как правило, ребенок посещает учебное заведение, расположенное ближе всего к его дому. Однако из-за того, что регионы очень сильно различаются, школа по месту жительства сама по себе может создавать достаточно большое образовательное неравенство.

Еще один источник возникновения неравенства – то, что школы сами выбирают, кто будет у них учиться. "Чем раньше это делается, тем опаснее. Другими словами, когда школа сама выбирает, какие дети пойдут к ним в первый класс, она фактически выбирает семьи. То есть оценивает, насколько хорошо дети подготовлены. Такая система усиливает социальные преимущества, которые уже есть у ребенка, что прямо противоположно тому, что школа по идее должна делать", – сказала доцент.

Лаури отметила, что учебные заведения Эстонии работают в очень разных условиях: в одних обучается всего 15 детей, в других 1500. "В этом контексте удивительно, что различия между сельскими и городскими школами в Эстонии на самом деле очень малы. У нас очень сильные сельские учебные заведения, и лицо образовательного неравенства не они, а, к сожалению, русскоязычные школы", – сказала она. По ее словам, разница в результатах между различными школами в пределах Таллинна гораздо больше, чем между сельскими и городскими учебными заведениями.

Одним из аргументов в пользу бесплатного высшего образования было то, что оно уменьшит образовательное неравенство. Лаури проанализировала, насколько улучшился доступ к высшему образованию в результате того, что оно стало бесплатным. Один из выводов заключался в том, что для людей из сельской местности ситуация кардинально не изменилась.

По мнению Лаури, этому есть логическое объяснение. "Если при нынешнем бесплатном высшем образовании студент учится на дневном отделении, а пособия и гранты минимальны, то для того, чтобы молодой человек переехал из сельской местности в город, ему необходимо иметь базовый прожиточный минимум. Этого реформа не дала", – сказала она.

Редактор: Софья Люттер

Источник: Novaator; Vikerraadio "Huvitaja"

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: